Кто был министр обороны при хрущеве


Маршал Малиновский предупреждал Хрущева: надо внимательно следить за «растущим Бонапартом» Жуковым

Ровно 55 лет назад Георгий Жуков был снят с поста министра обороны СССР и исключен из состава Президиума ЦК КПСС

В 1957 году маршал Победы Жуков был на пике своей военной и политической карьеры. В июне он помог Никите Хрущеву сохранить пост первого секретаря ЦК КПСС, положив, что называется, на лопатки так называемую антипартийную группу Молотова, Маленкова и Кагановича. Знаменитая фраза Жукова «Армия против этого решения, и ни один танк не сдвинется с места без моего приказа» позволила Никите Хрущеву остаться при власти. Но именно эта фраза позже сыграла с маршалом злую шутку. Опасаясь влияния Жукова на армию, Хрущев не мог допустить, чтобы такой авторитетный человек оставался на властном олимпе. Судьба прославленного полководца оказалась решена. По этому поводу в Советском Союзе после запуска первого искусственного спутника Земли родился анекдот: на вопрос, кто такой маршал Жуков, армянское радио отвечало: «Никитоноситель. Вывел Никиту на орбиту и сгорел».

О том, как 55 лет назад Георгия Жукова сняли с поста министра обороны СССР и вывели из состава Президиума ЦК КПСС, «ФАКТАМ» рассказал историк Станислав Кульчицкий .

«Сохранив и закрепив — с помощью Жукова — свою власть, Никита Сергеевич начал думать о смещении могущественного маршала»

— Станислав Владиславович, как же так получилось, что столь знаковую в советском руководстве фигуру — маршала Победы — ни с того ни с сего вдруг отправили в отставку?

— Именно огромный авторитет маршала и стал основной причиной его смещения с поста министра обороны, выведения из Президиума ЦК КПСС, а затем и отставки. Ни глава государства Никита Хрущев, ни партийная верхушка не желали, чтобы во власти оставался человек, имеющий такой безграничный авторитет и в армии, и в обществе. Ведь Георгий Жуков был необыкновенно влиятелен. Именно он помог Хрущеву сначала прийти к власти, а позже сохранить ее, когда она висела, что называется, на волоске.

В июне 1953-го маршал сыграл ключевую роль в аресте Лаврентия Берии, что позволило Никите Сергеевичу резко усилить свою роль в руководстве страны. Хрущев отблагодарил Жукова — и тот стал министром обороны СССР. Через год, к 60-летию, Георгий Константинович был награжден четвертой Золотой Звездой Героя Советского Союза (первую получил в 1939-м за военную кампанию против японцев на реке Халхин-Гол в Монголии; вторую и третью — в 1944-м и 1945-м годах. — Ред.). В июне 1957-го старая сталинская гвардия в лице Вячеслава Молотова, Георгия Маленкова и Лазаря Кагановича попытались отправить набиравшего силу Хрущева в отставку. На заседании Президиума ЦК, которое продолжалось три дня, им удалось провести решение об освобождении Никиты Сергеевича с поста первого секретаря ЦК КПСС, но ему на помощь вновь пришел Георгий Жуков. Он заявил, что армия решение о смещении Хрущева не поддерживает. «И ни один танк не сдвинется с места без моего приказа», — откровенно заявил маршал присутствующим.

Вопрос об отставке Хрущева перенесли на пленум ЦК КПСС. За это время с помощью военно-транспортной авиации Жуков собрал членов ЦК, которые поддержали Хрущева, а Молотова, Маленкова и Кагановича в итоге отправили в отставку. Никита Сергеевич, конечно, был благодарен маршалу за «танки, которые не сдвинутся с места», но слова эти запомнил, услышав в них и скрытую угрозу собственной власти. И сам Хрущев, и его ближайшее окружение понимали, что если Жуков вдруг окажется на стороне новой «антипартийной группы» и решит двинуть танки на Кремль, то всему ЦК просто не устоять.

Именно поэтому практически сразу после июньского пленума 1957 года, сохранив и закрепив — с помощью Жукова — свою власть, Никита Сергеевич начал думать о смещении могущественного маршала.

Постепенно недовольство Жуковым нарастало и в партийном аппарате, так как прославленный полководец не проявлял никакого должностного трепета перед остальными членами Президиума ЦК, да и вообще вел себя крайне независимо. Партийные бонзы называли его поведение высокомерным, а Хрущев прямо сказал: «Жуков много стал на себя брать».

— Как же снимали министра обороны?

— Чтобы тщательно подготовить смещение Жукова, Никита Сергеевич отправил его морем в Югославию — налаживать отношения с лидером этой страны Иосифом Броз Тито, которого в сталинские времена коммунисты считали классовым врагом. И когда крейсер «Куйбышев» покинул Севастополь и взял курс к берегам Югославии, Хрущев распорядился созвать внеочередное заседание Президиума ЦК КПСС. На нем было принято решение провести в военных округах, в гарнизонах и на флотах собрания партийного актива и подвергнуть критике деятельность министра обороны. В это время всякую связь с крейсером «Куйбышев» прекратили — и Жуков оказался за рубежом в полной изоляции. Поняв, что против него что-то затевается, он 26 октября вылетел в Москву. По прилете, прямо у трапа самолета, Георгию Константиновичу сообщили, что его ждут в Кремле, где проходит заседание Президиума ЦК. Именно там маршал впервые услышал чудовищные обвинения в свой адрес, а Никита Хрущев сообщил ему, что на собрании партийно-политического актива Министерства обороны обсудили состояние дел в армии и результаты свидетельствуют не в пользу Жукова.

Было предложено освободить Георгия Константиновича от обязанностей министра обороны и назначить на этот пост маршала Родиона Малиновского. Затем состоялся расширенный пленум ЦК, на котором и прозвучали все обвинения в адрес Жукова. Помимо 262 членов Центрального комитета КПСС и членов Центральной ревизионной комиссии, в пленуме принимали участие еще и 60 высших военачальников Советского Союза.

«Министр обороны потерял всякое чувство скромности», — сказал секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов«

— Что же вменили в вину прославленному маршалу Победы?

— Официальных обвинений собралось достаточно много. Одним из основных было то, что, дескать, министр обороны пытался вывести Вооруженные Силы из-под контроля партии и установить в них культ собственной личности. «Еще в октябре 1954 года маршал Малиновский предупреждал: надо внимательно следить за Жуковым — „растущим Бонапартом“, опасным человеком, которого никто не остановит», — сказал на пленуме Хрущев. Стоит отметить, что Георгий Константинович никогда не скрывал, что считает боевую подготовку армии более важной, чем политическую, а потому был против бездумного увеличения числа штатных политработников, а также их некомпетентного вмешательства в обязанности армейских командиров. Однако выступать против партийного руководства Вооруженных Сил он не собирался. Более того, маршал частично признал критику, пообещал исправить ошибки и предложил назначить компетентную комиссию для расследования обвинений в свой адрес.

На пленуме ЦК КПСС звучали и нелепые утверждения — что Жуков настаивал на пересъемке документального фильма о параде Победы лишь потому, что при выезде из кремлевских ворот белый конь, на котором он принимал парад, споткнулся, — и откровенно абсурдные. Так, маршала обвинили в том, что он ввел в военно-морских силах темно-синюю форму только затем, чтобы оттенить свой белый китель и щеголять в нем, «словно чайка».

Член Президиума ЦК, отвечающий за идеологические вопросы, Михаил Суслов в своем выступлении заявил, что «министр обороны потерял всякое чувство скромности. Распорядился купить и выставить в Центральном музее Советской армии картину, на которой на фоне горящего Берлина и Бранденбургских ворот вздыбленный конь топчет знамена побежденных врагов.

А на коне — Жуков. Картина очень похожа на известную икону «Георгий Победоносец».

Припомнили Жукову и фразу о танках. Один из наиболее влиятельных людей в партии и государстве, Анастас Микоян, язвительно заявил: «Оказывается, танки пойдут не тогда, когда скажет ЦК, а когда скажет министр обороны».

Не меньшим прегрешением маршала стало и формирование — без ведома ЦК! — школы армейского спецназа. «Жуков сформировал отряд спецназначения, который мог использовать для свержения любого не устраивающего его руководства. Ведь у Берии тоже была диверсионная группа. Перед тем как его арестовали, Лаврентий вызвал головорезов, они были в Москве, и если бы не разоблачили его, то неизвестно, чьи головы полетели бы», — сказал Никита Хрущев. Признав, что официально он действительно не сообщил о создании такой школы Президиуму ЦК, Георгий Константинович тем не менее напомнил, что дважды устно докладывал об этом Хрущеву и никаких возражений с его стороны не услышал. Однако этот аргумент был уже неважен.

«Хотя увольнять с военной службы маршалов СССР запрещалось законом, в 1958 году Георгия Жукова отправили в отставку»

— Скажите, а мог Жуков реально претендовать на пост первого лица в государстве?

— Он был умным человеком и прекрасно понимал, что такое партия и что такое армия. Да и никаких корней и связей в партийном аппарате у него не было. Так что Жуков ни на что не мог претендовать.

— Известно, что Георгия Константиновича не поддержали и почти все маршалы — его соратники по Великой Отечественной войне.

— Действительно, 27 человек, в том числе известнейшие военачальники — маршалы Иван Конев, Родион Малиновский, Константин Рокоссовский, Сергей Бирюзов, генерал армии Павел Батов — выступили на пленуме ЦК против Жукова. Не исключено, что фронтовые соратники были обижены, поскольку лавры маршала Победы достались в первую очередь именно Георгию Константиновичу. С другой стороны, вряд ли хоть один из маршалов рискнул бы выступить против линии партии. Скорее всего, именно этим объясняются слова, например, Василия Соколовского: «Я присоединяюсь к решению ЦК о снятии Жукова с поста министра обороны, и вся армия поддержит это решение. Жуков прибрал армию к рукам, чтобы через нее воздействовать на руководство партии, чтобы делали все по его, Жукова, желанию». А маршал Конев, которого Жуков во время войны спас от сталинского гнева, заявил: «Речь идет не об отдельных просчетах Жукова, а о целой системе ошибок, свидетельствующих о том, что он рассматривал Вооруженные Силы как свою вотчину».

Окончания работы пленума маршал Жуков уже не видел. Как только проголосовали за его снятие с поста министра обороны и вывод из состава руководящих органов ЦК, «тов. Жуков покинул зал». Именно так — холодно и бесстрастно — зафиксировано в стенограмме. В постановлении же было записано, что пленум поручает Секретариату ЦК КПСС предоставить Жукову «другую работу». Однако никакой работы для Георгия Константиновича так и не нашлось, а в следующем, 1958-м, году его и вовсе отправили в отставку. Хотя увольнять с военной службы маршалов Советского Союза запрещалось законом.

Конечно, некоторых военачальников впоследствии терзали угрызения совести за их несправедливость по отношению к Жукову. Так, порученец Ивана Конева Степан Кашурко вспоминал, что маршал неоднократно пытался извиниться перед Георгием Константиновичем, но тот не шел на контакт. В конце концов Конев написал Жукову письмо: «Прошу простить меня, грешного. Прости хоть перед смертью!». На что Жуков ответил: «Предательства не прощаю. Прощения проси у Бога. Грехи отмаливай в церкви. Г. Жуков». Прочитав эти строки, Конев вздохнул: «Молодец! По- снайперски — прямо в сердце. И поделом. Ну что ж, история рассудит. ». По иронии судьбы Жуков и Конев похоронены у Кремлевской стены рядом.

— А как сложилась судьба Георгия Жукова после отставки?

— Он долго оставался под пристальным вниманием КГБ, а все его письма тщательно «анализировались». Сохранились донесения председателя КГБ Шелепина и сменившего его Семичастного на имя Никиты Хрущева с изложением «крамольных» высказываний маршала. Когда же Жуков решил написать мемуары и поделиться с народом своим видением войны, которое сильно расходилось с официальной, «партийной» версией, в 1963 году Хрущев, Брежнев, Косыгин, Суслов и Устинов приняли решение: «Предупредить, что если не поймет, то будет исключен из партии и арестован». В результате воспоминания маршала Жукова увидели свет в изрядно переработанном виде.



новость, маршал, малиновский, предупреждал, хрущева, надо, внимательно, следить, за растущим, бонапартом, жуковым:Ровно 55 лет назад Георгий Жуков был снят с поста министра обороны СССР и исключен из состава Президиума ЦК КПСС

кто был министр обороны при хрущеве