Кто к нам прилетит в 14 году


Социум 14 апреля 2000 00:00

ЭТО КТО ЖЕ К НАМ ПРИЕХАЛ. Тесновато было на трибунах одного из многочисленных залов Национального университета физвоспитания и спорта во время товарищеских матчей в честь юбилея Михаила Пименова.

Тесновато было на трибунах одного из многочисленных залов Национального университета физвоспитания и спорта во время товарищеских матчей в честь юбилея Михаила Пименова. Сижу рядом с несколькими ветеранами волейбола и вдруг вижу невысокого человека в темно-зеленом костюме, направляющегося вдоль площадки к выходу. Толкаю соседа: «Гляньте, как похож на Мондзолевского!» «Да, просто удивительно. Но откуда ему здесь быть? Давно ведь в Москве». «И все же похож. Только уж слишком маленький какой-то. И волосы же у него были светлые, вьющиеся. Сейчас точно должен быть лысым. А этот с волосами и брюнет».

Обращаюсь к проходящему мимо олимпийскому чемпиону Владимиру Иванову: «Трифоныч! Кто это вон там, к дверям подходит, на Мондзолевского похож?» «Так это и есть Мондзолевский!»

Срываюсь с места, прыгаю через скамейку впереди, мчусь к дверям. Мондзолевский явно спешит, с трудом догоняю.

— Георгий, ради Бога, пару слов, когда я вас еще увижу? Последний раз смотрел вашу игру в 1956 году, на I Спартакиаде народов!

— Как ваша жизнь сложилась в Москве, вы ведь в Одессе родились?

— Ну, это не совсем так. Родился я в Орше, в Белоруссии, но почти сразу родители переехали в Одессу и, конечно же, я считаю себя коренным одесситом, тем более вырос на Молдаванке, уголок, сами понимаете, прославленный на весь мир многими писателями. Рос фактически без отца — он в 1941-м сразу ушел на фронт, погиб в боях за Будапешт.

Работал он на фабрике музыкальных инструментов, мать потом уже за двоих тянула, тоже работницей. После школы я пошел в техникум, чтобы быстрее получить профессию, матери помогать. Гоняли с ребятами все свободное время в футбол. Решающим для меня все же стал чемпионат Одессы по волейболу, куда мы, юные болельщики всех видов спорта, сумели проникнуть. После этого с соседом Аркашкой Гройсманом набили тряпкой чулок и начали во дворе изображать волейбол, перебрасывая мяч через бельевую веревку. Кстати, думаю, что именно игра один на одного дала мне очень много — быстроту, реакцию на мяч, прыгучесть. За этим тряпочным мячом и застал нас выдающийся тренер Александр Константинович Дюжев. На фронте он был ранен в ногу, но всегда любые элементы показывал сам, невероятный был энтузиаст и нас этим энтузиазмом заражал. С 1947 года тренировались мы уже в первой детской спортивной школе в Воронцовском переулке. Отсюда вышли прекрасные игроки: Барский, Мандрыка, Футин, Кузнецов, Нефедов. Мой сосед по двору Аркадий Гройсман стал ведущим тренером, отсюда же вышли знаменитые тренеры Юрий Горбачев и Юрий Курильский. Ну, а Дюжев за свою большую жизнь в спорте подготовил 24 мастера спорта.

Я понимал, что со своим ростом выдающимся нападающим стать не смогу, но все же очень много работал над прыгучестью и в конце концов не так уж мало очков заработал в атаке.

В 1954 году одесская «Наука» впервые стала бронзовым призером чемпионата СССР, пропустив вперед ЦСКА и МАИ, обогнав киевский «Спартак». А в 1956-м сборная Украины выиграла первую Спартакиаду народов СССР в Москве и, кроме меня, в ее составе были еще четверо одесситов — Унгурс, Барский, 3акржевский, Салин, капитаном как раз был Михаил Пименов, великий волейболист, которого считаю одним из своих учителей.

Мне просто повезло быть с ним в одной команде.

Именно в 1956 году меня призвали в армию, естественно, как волейболиста, и выступал я за одесский СКА. А потом приехал в Одессу выдающийся игрок и позже президент Всесоюзной федерации волейбола Владимир Иванович Саввин и предложил мне выступать за ЦСКА, легендарный клуб, основу сборной СССР. Дюжев меня сам благословил на переход и, в общем-то, жалеть мне об этом не пришлось.

Сейчас я на пенсии в звании подполковника. Долгие годы работал на кафедре физподготовки и спорта Военно-инженерной ордена Ленина Краснознаменной академии имени В.В.Куйбышева. С удовольствием побывал в Киеве, встретился со старыми друзьями, поздравил Михаила Павловича. Извините, все же действительно спешу на поезд!

А теперь для тех, кто, может быть, не понял, почему я бежал за Георгием Григорьевичем Мондзолевским. В индивидуальных видах спорта достаточно много людей, выступавших на двух, трех и даже шести Олимпиадах. В игровых видах за четырехлетний олимпийский цикл любая команда неузнаваемо меняет состав. А потому феномены, без которых сборная страны не может обойтись восемь или 12 лет, встречаются чрезвычайно редко. Один из таких уникумов — Юрий Поярков — живет в Харькове — он олимпийский чемпион 1964 и 1968 годов, бронзовый призер Игр 1972 года. Выдающийся связующий игрок Георгий Мондзолевский в 1972-м уже не выступал и успел стать «все- го лишь» двукратным олимпийским чемпионом, дважды чемпионом мира, чемпионом Европы и восемь раз — чемпионом СССР.

Мондзолевский ставит автограф на подвернувшемся мне под руку случайном листке и идет к дверям. Я кричу в спину уходящему:

— Георгий! А мы тут решили, что вы должны быть лысым!

Заслуженный мастер спорта Мондзолевский оборачивается и говорит:

Что ж, одессит — он и в Москве одессит!



кто к нам прилетит в 14 году:Тесновато было на трибунах одного из многочисленных залов Национального университета физвоспитания и спорта во время товарищеских матчей в честь юбилея Михаила Пименова...

кто к нам прилетит в 14 году